Виктор ШИШКОВ, Айса БАДМАЕВА / [28.12.2008]

Мы продолжаем публикацию серии интервью с руководителями НСБ-выходцами из спецслужб.

Сегодня собеседником корреспондентов «ГардИнфо» стал «патриарх охранного бизнеса» - Карабанов Евгений Павлович. Правда сам Евгений Павлович в начале беседы решительно подчеркнул: «не охранный бизнес, а сфера негосударственных структур безопасности», - причем последний термин непосредственно им и был предложен в середине 90-х. Мы собственно и не возражали против такого уточнения, внеся поправки в заголовок.

Все те, кто имеет отношение к НСБ, знают этого человека. Возможно, наша публикация приоткроет для них новые, доселе неизвестные стороны человека и профессионала.


Справка:

1Карабанов Евгений Павлович, президент Ассоциации международного сотрудничества негосударственных структур безопасности (АНСБ). Является действительным членом Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка, членом Правления Московской ТПП, членом Координационного Совета по взаимодействию с охранно-сыскными структурами ГУВД г. Москвы.Учился в Суворовском училище, затем закончил МВТУ им. Баумана по специальности М-4, год проработал в одном из закрытых институтов. С 1969 по конец 1991 год служил в КГБ, начиная с младшего опера, дослужился до генеральской должности – зам. начальника УКГБ по Москве и Московской области в сфере контрразведки. Заметим, что за период службы в КГБ СССР награжден знаком «Почетный сотрудник госбезопасности», орденами «Красного Знамени» и «Красной Звезды».Затем по приглашению Лужкова Ю.М. работал советником мэра и Правительства Москвы по безопасности. В 93-м уволился с госслужбы, потом по предложению коллеги Гудкова Г.В. возглавил Ассоциацию «Безопасность предпринимательства и личности» - одну из первых ассоциаций подобного рода после выхода Закона о детективной и охранной деятельности.

В 1995-м году БПЛ стала членом Московской ТПП, а МТПП, в свою очередь, вошла в число учредителей организации, названной Ассоциацией международного сотрудничества негосударственных структур безопасности (АНСБ) - преемника БПЛ.

АНСБ среди московских структур имеет сегодня наиболее широкую географию членов Ассоциации - в 40 регионах России. В процессе создания региональные представительства, в последнее время в Татарстане и на Дальнем Востоке.

За большой вклад в развитие торгово-экономических и научно-технических связей с субъектами Российской Федерации и зарубежными партнерами Карабанов Е.П. награжден президентом ТПП РФ Примаковым Е.М. «Золотым дипломом», орденом «Андропова» (от Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка), орденом «За заслуги в обеспечении национальной безопасности» (от «Клуба ветеранов госбезопасности»), орденом «За служение Отечеству» (от Национального благотворительного фонда «Вечная Слава Героям»).


ГардИнфо: Евгений Павлович, скажите, пожалуйста, а что из себя представлял охранный бизнес на начальной стадии развития, т.е. как выглядело тогда «поле битвы?

 

Е.П.Карабанов: «Поле битвы» выглядело довольно серьезным. В Москве тогда существовал ряд преступных группировок, которые контролировали чуть ли не отдельные сектора экономики, включая конкретные заводы и фабрики. Но мы достаточно смело шли с ними на контакт, объясняли на их языке, что «ребята, это - не ваша «поляна», давайте расходиться…». Действительно, в таких ситуациях «наработанное имя» помогало выходить из сложных ситуаций.

В то время главным направлением нашей деятельности была именно физическая охрана, как личности, так и предприятий. И вопрос стоял очень остро. Затем все начали переходить на оснащение офисов ТСО. Предприниматели начали осознавать, что надо вкладывать деньги в безопасность, т.е. стала реально меняться их ментальность.

2Уже в то время отличие БПЛ было в акценте на информационное обеспечение предпринимательской деятельности. Это был наш «конек»: информационная «подпитка» предпринимателя, в том числе проверка партнеров и клиентов. И на сегодня это остается одним из основных направлений нашей деятельности, хотя уже решаем вопросы ИТ-безопасности.В 2000-м году рейдерство приняло в Москве грандиозный характер. Особенно это проявилось среди ткацких предприятий Москвы, в связи с чем Котов Ю.И. – тогдашний руководитель МТПП собрал директоров этих предприятий, куда был приглашен и я. Именно тогда и появились первые идеи создания при МТПП Бюро по экономической безопасности. В то же время были сделаны первые шаги в разработке методик борьбы с рейдерством. Еще вспоминается период жалоб от предпринимателей «на беспредел» со стороны проверяющих их чиновников. Не без нашего участия вышло знаменитое распоряжение Лужкова о том, что БЭБ МТПП уполномочен на контроль проверяющих, или, во всяком случае, на получение информации по основаниям проверки.

Затем появилось Управление экономической безопасности при Правительстве Москвы. И все-таки первично идеология, базовые принципы по обеспечению безопасности предпринимательства разрабатывалась нами, учитывая предыдущий опыт работы по особо режимным объектам. Впервые АНСБ ввела в практику направление своих представителей на предприятия на должности менеджеров по экономической безопасности.

Кстати, совсем недавно вышло распоряжение Правительства Москвы по учреждению во всех ФГУПах Москвы должности заместителя директора по экономической безопасности.

 

ГИ: А как в целом складывались отношения НСБ с МВД за истекшие полтора десятка лет?

 

Е.К.Отношения с МВД, в целом как «не сложились, так и не складываются». Они, можно сказать, на «грани фола». И постоянно возникают нестандартные ситуации.

Несмотря на 15-летнюю историю охранного бизнеса, не удается ни изменить, ни как-то подкорректировать существующее законодательство о частной детективной и охранной деятельности. Мы, к примеру, не можем ввести на законодательном уровне понятие «телохранитель». На протяжении вот уже нескольких месяцев идет борьба за эти «многострадальные ИЖи», и завершение ее пока не просматривается.

Не могу сказать, что наши отношения с МВД улучшились или ухудшились, они остаются на одном уровне – напряженном. Вообще я считаю неправильной в условиях рыночной экономики ситуацию, когда одна и та же структура выдает лицензии субъектам рынка, их контролирует, и фактически работает в этой нише рынка. Пожалуй, нигде в мире такого нет.


ГИ: Кстати, по поводу оружия. Сейчас многие утверждают, что на Западе охрана все большеоснащается т.н. нелетальным оружием. Как Вы к этому относитесь?

 

3Е.К.:Проблема даже не в том: можно или нельзя использоватьоружие такого рода? Например, в Германииохранники вообще без оружия, но зато там полиция приезжает через 3-5 минут после звонка этого самого охранника. А у нас, мягко говоря, другая ситуация. Например, во время рейдерских захватов даже по звонку «02» не приезжают, не говорю уж о «проплаченном» местном отделении милиции. А в это время «мордовороты» с битами лезут через забор, избивают наших охранников. Я считаю, что прежде чем ограничивать тем или иным путем права охранника, нужно реорганизовать систему правоохранительных органов. Что уж говорить о том, что мы для охранника не можем даже пробить право дружинника. Охранник в нашей стране, по сути, вообще бесправный: он не может ни обыскивать, ни задерживать потенциального злоумышленника. С другой стороны, множество примеров вооруженных нападений на охранников при сопровождении инкассаторов. Вопросы о расходах при закупке, внедрении нелетальных видов оружия в таких условиях кажутся второстепенными, но также немаловажными.

 

ГИ: Какой период вы бы обозначили как наиболее благоприятный для развития НСБ?

 

Е.К.:Как это ни странно, но самый благоприятный период был до принятия Закона. Тогда охранные услуги были очень востребованы, бизнесмены «за ценой не стояли».

Сейчас основная проблема заключается в том, что практически любой человек может учредить свой ЧОП, заплатив 10 000 руб., и работать. Но рост их количества не переходит в их качество. К тому же стоит ввести обязательное страхование ответственности ЧОПов. Справедливым считаю также повышение уставного капитала ЧОПа до 1-2-3 млн. рублей. Нужно сократить количество ЧОПов, особенно в Москве, их здесь слишком много. На московском рынке в реальности работает не более 100 ЧОПов, другие почти неизвестны.

 

ГИ: А что вы думаете по поводу того, что в корпоративном сообществе нет юридически консолидированной позиции? Опять проблема разобщенности? Или что-то еще?

 

4Е.К.: Я над этой проблемой задумывался еще в 95-м году. Накаждой корпоративной конференции, где приходилосьучаствовать, я подчеркивал необходимость какого-то объединения для выражения определенного мнения всего охранного сообщества. Охранная деятельность – это деятельность корпоративная, имеющая свою специфику. Я все больше склоняюсь к идее создания некоего«Общественного совета негосударственных структур безопасности»,где были бы представлены 20-30 уважаемых руководителей крупнейших ассоциаций. А полномочия такого Совета завоевываются работой. Например, как ни удивительно для многих, даже в правилах дорожного движения прописано возможность создания общественного совета, к мнению которого «гаишники» должны прислушиваться. (В СМИ сейчас много пишут о создании Общественного совета при МО России. – Прим. ред. «ГардИнфо») В Законе о частной охранной и детективной деятельности подобного, к сожалению, нет. Амбиции и особенности ведомственной принадлежности руководителей – членов профессиональных объединений являются препятствиями для нашего объединения. Думаю, что прагматичным менеджерам в нашем бизнесе через 10-15 лет договориться будет легче.

 

ГИ: Создание подобного Общественного совета вообще реально до 2008-го года?

 

Е.К.:Я считаю, что это вполне возможно, и даже планирую в марте на Конференции более четко сформулировать это предложение. А идея «всеобщего единения» в современных условиях пока нереальна.

 

ГИ: По вашему мнению, уже наблюдается приход в НСБ людей, не связанных исторически с какими-нибудь силовыми ведомствами?

 

Е.К.:Естественно, началось и вполне успешно продолжается. Это должно благоприятно отразиться на отношении к охранной деятельности, как к бизнесу на уровне управления, экономики и процессов регулирования. У меня, к примеру, сын, Алексей Карабанов, занимает должность руководителя одного из ЧОПов и ему интересно заниматься охранным бизнесом.

 

ГИ: А если руководитель ЧОП бывший чекист? Как можно охарактеризовать такого руководителя?

 

Е.К.:Сразу подчеркну, что выражу свое, сугубо субъективное мнение. Практика показывает, что чекисты, как руководители ЧОПов, не очень удачны. В прошлом, как правило, они привыкли заниматься оперативной деятельностью, информационной-аналитической работой.

А руководитель ЧОПа должен знать все эти инструкции, связанные с охранным бизнесом, хотя это прекрасно получается у бывших сотрудников «девятки». Претензии к телохранителям бывают тоже совершенно разного характера: от одного пахнет чесноком, другой небрежно одет, третий не выбрит. Охраняемые хотят, чтобы рядом с ними ходили красивые бравые молодцы. А кто этим сможет заниматься? Какой-нибудь бывший старшина или бывший военный, который привык к дисциплине, в том числе и в одежде. А мы даже форму редко одевали, к подобного рода дисциплине не приучены. Бывшие сотрудники милиции, армии, спецназа для этой роли вполне подходят. Настоящие чекисты подходят как руководители крупных ассоциаций, где надо вырабатывать некую стратегию развития. Там они на месте.

 

ГИ: Можно ли как-то оценить основные направления деятельности Вашей Ассоциации?

 

Е.К.:Основные направления нашей деятельности это: во-первых, непосредственно охранная деятельность - составляет 30-40% от общего объема работ, во-вторых, информационная поддержка предпринимательства – где-то примерно 20%, затем юридическое обеспечение, а остальное это все, что связано с экономической безопасностью и развитием региональной сети.

 

ГИ: Что скажете по поводу проблемы национального охранного бизнеса после вступления России в ВТО?

 

5Е.К.:Сражу вижу ошибку в формулировке вопроса. А кто озаботился этим национальным бизнесом? Греф о нем не говорил, другие чиновники тоже. Это наши проблемы, а о годовом обороте в 3 или 6 млрд. долларов на рынке всерьез упоминают только на наших встречах. Правда никто не признается, как это подсчитывается. Вместе с тем Комплексная программа безопасности Москвы на 2006-2010 г. только на физическую охрану в Москве составляет 11 млрд. 113 млн. рублей и 7 млрд. на техническое оснащение. И это дополнительно, не считая расходов на поддержание уже действующих систем. Огромное внимание уделяется обеспечению безопасности иностранных инвестиционных проектов. В этих целях Ассоциация стала членом Американо-российской ТПП и Союза немецких детективов. Вместе с тем, мы внимательно отслеживаем стандарты охранной деятельности на Западе, и видим, что наши стандарты подчас не менее жесткие. Вот эти аспекты могли бы стать задачей упомянутого Общественного совета.