Новый закон о частной охранной деятельности имеет подводные камни, способные потопить половину ЧОПов. Может, так и было задумано?

 1О насущных проблемах частных охранных структур корреспондент «ЭБ» беседует с президентом Ассоциации международного сотрудничества негосударственных структур безопасности Евгением КАРАБАНОВЫМ и Николаем РУДАКОВЫМ – генеральным директором ООО «ЧОП «ВПК-Безопасность», охраняющего предприятия оборонного концерна «Алмаз-Антей». Оба – бывшие офицеры спецслужб, а теперь уже имеют большой опыт работы и в охранном бизнесе. Вместе с рынком в Россию пришла профессия «частный охранник». В начале 90-х годов, когда шла обвальная приватизация и повсюду много стреляли, спрос на их услуги стал стремительно расти. У заводов и банков, нефтяных скважин и рудников появлялись реальные хозяева, новым собственникам и их собственности требовалась защита. Не случайно закон о частной охранной деятельности приняли еще в 1992 году, то есть одним из первых в пакете приватизационных законов. Тогда как раз шли массовые увольнения в силовых структурах, прежде всего в КГБ, и для уволенных в запас офицеров, имеющих за плечами «горячие точки» и опыт оперативной работы, частные охранные предприятия дали возможность трудоустройства. Сегодня в российских ЧОПах больше 1 млн. сотрудников. Это целая армия, и тоже, заметим, имеющая на руках оружие. Недавно по инициативе МВД был подготовлен и принят новый ФЗ № 272 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием государственного контроля в сфере частной охранной и детективной деятельности», который ужесточает контроль за оружием и меняет правила игры на рынке частных охранных услуг. Через полгода закон вступает в силу, но до сих пор нет механизма его реализации. Вполне может так случиться, что многие предприятия просто не успеют пройти переподготовку и перерегистрацию, и тогда ЧОПы уйдут в «тень», а на рынке охранных услуг начнется новый передел.

Кошка должна ловить мышей

«ЭБ»: Евгений Павлович, ваша структура стала первым в России объединением частных охранных предприятий. Как к этому пришли?

Е.К.:На рынке спрос диктует предложение. В конце 90-х годов в России появились первые ЧОПы. Опыта охранной деятельности они не имели, каждый варился в собственном соку. Их надо было объединить и дать какие-то базовые знания. Так в 1992 году возникла АБПЛ – Ассоциация безопасности предпринимательства и личности. Я сюда пришел в 1993 году по просьбе Геннадия Гудкова – он сейчас депутат Госдумы РФ, а тогда возглавлял частное охранное предприятие «Оскорд».

Начали работать. Первым направлением было обучение руководителей служб безопасности предприятий и банков. Я два раза возил группы в США и один раз в Израиль. Сам тоже прошел обучение у американских и израильских специалистов, получил международные свидетельства.

«ЭБ»: Позвольте, а разве в России нельзя было учиться? И чему могли научить американцы генерала КГБ?

Е.К.:В России в то время таких специалистов быть не могло. Вот мы знали контрразведку, я и сейчас могу преподавать ее основы. Но коммерческой безопасности никто не знал. А на Западе накоплен огромный опыт, там частный охранный бизнес развивался десятилетиями.

«ЭБ»: У вас была возможность сравнивать. Где частное охранное дело поставлено сильнее?

Е.К.:Безусловно, в США. Израиль силен антитеррористической подготовкой, тут ничего не скажу – они молодцы. А в Америке нам читали лекции бывшие сотрудники ЦРУ и ФБР, которые к тому моменту занимались коммерческой безопасностью, были руководителями служб безопасности компаний. Мы выезжали на эти предприятия, знакомились на месте, как все там было организовано. А дальше мы этим опытом уже делились. Проводили первые всероссийские конференции руководителей служб безопасности.

В 1995 году появился новый закон, который вынудил нас оставить в качестве членов только юридические лица. Мы тогда пригласили в учредители Московскую торгово-промышленную палату и изменили название на «Ассоциация международного сотрудничества негосударственных структур безопасности».

«ЭБ»: В России много объединений охранных структур. Вы чем от других отличаетесь?

Е.К.:Другие созданы по корпоративному признаку – например, «Альфа», «Витязь», ассоциации бывших сотрудников КГБ, МВД, ГРУ и т. д.

Мы от ведомственного подхода отказались и пошли по другому принципу: что сегодня надо предпринимателю, какую безопасность он хочет обеспечить? Поэтому мы берем к себе бывших сотрудников всех силовых структур. Пусть будет какая угодно школа за плечами, только справляйся с работой. Как говорил китайский мудрец, «неважно, какого цвета кошка – лишь бы ловила мышей».

Благодаря такому подходу потянулись регионы, ЧОПы и детективные агентства стали вступать в ассоциацию. Мы им помогаем заказами из Москвы, они с нами делятся информацией. Сегодня мы «закрываем» практически всю Россию – от Калининграда до Владивостока и Сахалина.

«ЭБ»: Вы сказали, что ориентируетесь на заказы предпринимателей. И на какие именно охранные услуги высокий спрос?

Е.К.:В начале 90-х предприниматели были озабочены личной безопасностью, и речь шла только об охранниках. Спустя время появилось понятие «обеспечение безопасности с помощью технических средств». На объектах стали ставить камеры, электронные замки и прочие устройства. Следующий этап – проверка партнеров, чистоты и надежности сделок. Это уже информационная безопасность. Наконец, года четыре назад мы стали говорить об экономической безопасности. Это конкурентная разведка, борьба с промышленным шпионажем, IТ-безопасность и т. д.

«ЭБ»: В принципе всем этим могут или даже должны заниматься силовые структуры. Спрашивается, чем ЧОП лучше отдела по борьбе с экономическими преступлениями МВД или роты внутренних войск?

Н.Р.:Частное предприятие лучше тем, что оно эффективнее. Режимные объекты ОАО «ГСКБ «Алмаз-Антей» до нас охранял целый полк внутренних войск МВД. Это несколько тысяч солдат, прапорщиков и офицеров. Их надо было кормить и одевать, строить для них казармы и военные городки. Вы представляете, во что это удовольствие обходилось бюджету?

У нас в ЧОПе около 400 человек, то есть во много раз меньше. И мы решаем те же задачи по охране режимных объектов на протяжении 11 лет. Мало того, частное охранное предприятие не только себя кормит, но и приносит прибыль учредителю. Нам же никто не закрывает выход на рынок охранных услуг, в том числе и внешний.

Вот сейчас мы выстраиваем отношения с Международной выставочной компанией, владельцами которой являются А. Лапшин и А. Шабуров. Фирма закупила в Германии павильоны и сдает их в аренду по всему миру, соблюдая при этом все необходимые международные стандарты.

Мы оказываем охранные услуги и, соответственно, стараемся работать на высоком уровне, выполняя в полном объеме договорные обязательства.

Буква закона и проза жизни

«ЭБ»: Сколько сейчас в России охранников?

Е.К.:Есть официальная статистика на начало года. Всего в стране было около 30 тыс. охранных предприятий. Из них 25 тыс. ЧОПов, 3,5 тыс. служб безопасности предприятий, 1,5 тыс. детективных агентств и 248 детективных объединений. Численность сотрудников, имеющих лицензии на охранную деятельность, составляет 762 тыс. человек. А еще обслуживающий персонал – бухгалтеры, водители, уборщицы и т. д. То есть как минимум 1 млн. наберется. И такие цифры: под охраной 300 тыс. объектов и на руках охранников 120 тыс. единиц оружия.

«ЭБ»: По новому закону все оружие с 1 января должно быть передано милиции. Что же, ЧОПы выйдут на охрану объектов с голыми руками?

Н.Р.:Наоборот, оружия может быть вдвое больше. Сейчас ЧОПу разрешается иметь один ствол на четверых, а по новому закону – один на двоих. Другое дело, что все оружие действительно придется формально передать в органы внутренних дел. До сих пор нет соответствующего постановления правительства и никто не знает, как передача будет происходить и как дальше оружием пользоваться. Мне только на словах было сказано, что имеющиеся в наличии стволы я документально передам в органы внутренних дел, но реально они остаются в комнате для хранения оружия ЧОПа. То есть я буду их хранить и за них отвечать, только числиться они будут на балансе МВД.

А новое оружие придется арендовать у МВД и платить ему за пользование. Но все это, повторяю, только предположения. Ясность есть только по статье, которая вступает в силу 1 июля. Это правовой статус частного охранника – порядок выдачи и замены удостоверений, обучения, контроля, сдачи зачетов. Основные постановления по механизму реализации закона пока готовятся.

«ЭБ»: Новый закон принимался под лозунгом усиления государственного контроля в сфере охранной деятельности. Вы считаете, этот вопрос назрел?

Е.К.: Это нормально, когда государство хочет взять под контроль людей с оружием. Помню, в 1986 году вышел указ Совмина и ЦК о создании управлений для контроля за милицией. Я тогда создавал это подразделение в московском управлении КГБ. Тогда около 5 тыс. сотрудников КГБ ушло на работу в милицию, и мы взяли под контроль огромный отряд вооруженных людей. Сейчас МВД дали приказ взять под контроль огромный отряд охранников. С точки зрения государства все правильно.

Н.Р.:Милиция подготовила достаточно жесткий вариант закона. Мы много обсуждали проект, посылали предложения, но в итоге прошел вариант МВД. Ну что ж, жить все равно можно, и мы будем работать, никуда не денемся. Но только больная тема – это бумажная волокита. Частные охранные предприятия уже будут называться иначе – ЧОО, то есть частные охранные организации. И все с июля должны пройти перерегистрацию и стать ООО – обществами с ограниченной ответственностью.

Е.К.:В Москве сейчас 5,5 тыс. ЧОПов. Они разные по форме собственности. И вот сейчас все ринутся на перерегистрацию. Вы представляете, сколько времени надо потратить, сколько бумаги извести и чиновников обойти, чтобы только передать имущество с баланса на баланс – из ЗАО в ООО?

Н.Р.:Смотрим дальше. Из нового закона вообще исключены службы безопасности. До сих пор они создавались приказом директора или банкира, устав утверждался в правоохранительных органах, оформляли право на оружие – и все, люди начинали работать. Спрашивается, что теперь будет с этими структурами? ЧОО имеет право учреждать лишь тот, для кого охранная деятельность является основной. Вот цитата из раздела 4 нового закона: «Частная охранная организация не может являться дочерним Обществом предприятия или организации, осуществляющей иную деятельность, кроме охранной». То есть банкир или директор такого права не имеют.

«ЭБ»: Ну и очень хорошо. Не станет больше карманных частных силовых структур и просто преступных групп под вывесками ЧОПа. Охраной будут заниматься только профессиональные охранники.

Е.К.:Очень хотелось бы в это верить. Но есть буква закона, а есть проза жизни. Вот сейчас уже появились администраторы торговых залов, вахтеры, сторожа, смотрители, которые фактически выполняют функции охранников. Мы сейчас просим МВД, чтобы оно помогло разогнать эту публику. Чтобы все под охрану взяли ЧОО, как это и положено.

Н.Р.:К счастью, у нас из всякого правила есть исключения. Совершенно очевидно, что банк или оборонное предприятие не станут записывать в уставе, что для них охранная деятельность является основной. Но в законе есть оговорка, что юридическому лицу могут предоставить право учреждения ЧОО «при наличии достаточных оснований и в порядке, установленном правительством РФ».

У кого найдутся «достаточные основания»? Сейчас говорят о крупных предприятиях вроде РЖД, «Транснефти» и прочих монстров, где доля государства выше 51%. Мы надеемся, что разрешат быть учредителями крупным оборонным концернам.

«ЭБ»: А что будет с другими карманными ЧОПами?

Е.К.:Или их ликвидируют, или они уйдут в «тень».

 

Галстук босса охранять можно, а жизнь нет

«ЭБ»: Вы хотите сказать, что телохранители банкира или нефтяного олигарха будут числиться водителями или помощниками?

Н.Р.:С телохранителями отдельная песня. Они и сейчас вне закона, потому что нет в России такой профессии. Точнее, мы работаем в другом правовом поле – охраняем не жизнь и здоровье людей, а имущество, сопровождаем материальные ценности и грузы. Фактически телохранитель охраняет шефа, но если применил оружие, то должен будет сказать, что сделал это для защиты имущества. Например, автомобиля или дорогого галстука, который носит босс.

Е.К.:Мы пытались уговорить МВД, чтобы начали готовить закон о телохранителях. Но они категорически против этого. Сейчас милиция знает, где в данную минуту находится каждый выданный на руки пистолет. А где находится пистолет телохранителя, не знает никто. Он «гуляет» по Москве вместе с охраняемым лицом.

«ЭБ»: Но ведь сейчас охранники ЧОПов с оружием сопровождают грузы по всей стране.

Н.Р.:Да, наши вооруженные сотрудники сопровождают специальные грузы на протяжении 11 лет, не имея при этом замечаний со стороны 4-го Управления МВД России. Но как только они (охранники) прибывают на место, то обязаны встать на учет в местных У(О)ВД. В новом законе ничего не говорится о деятельности телохранителей.

«ЭБ»: Тогда чем вообще вашему предприятию можно заниматься?

Н.Р.:Перечень достаточно обширный: например, экономической безопасностью, режимом. Я вообще считаю плюсом закона, что подробно перечислены дополнительные виды деятельности. В том числе осуществление пропускного режима. До сих пор не было такой функции в законе об охранной деятельности, и мы писали в договоре «осуществляет контроль за режимом с целью охраны имущества». То есть вот такая казуистика.

Что за собой влечет подробный перечень? За каждым видом деятельности будет лицензия. У меня их получается семь. Естественно, каждая денег стоит. Пока оформление достаточно дешевое, но что будет дальше – никто не знает.

«ЭБ»: Чем бы ваши люди ни занимались, в трудовой книжке у них будет записано «охранник». Так?

Н.Р.:Да. В этом году мы наконец получили от Минсоцразвития сообщение, что в перечень профессий включен «охранник». Хотя этим делом у нас люди занимаются с 1992 года. Сейчас пытаемся пробить профессию «менеджер по экономической безопасности», но неизвестно, сколько лет на это уйдет. Недавно президент продекларировал, что бюджет будет оплачивать перечень профессий, на которые обеспечен гарантированный спрос. Но пробиться в этот перечень невероятно сложно.

Е.К.:На Украине четыре года назад в перечень профессий включен «менеджер по финансово-экономической безопасности». У них есть учебные заведения, которые готовят людей по этой специальности. Есть спонсоры и заказчики, которые оплачивают эту учебу.

У нас в 90-е годы шло массовое увольнение молодых оперативников из силовых структур, и мы легко находили себе кадры. Сейчас условия работы в спецслужбах стали более привлекательными, люди получают нормальную зарплату и не торопятся увольняться. С тем же самым столкнулись в службах безопасности компаний. Где взять специалистов, профессионально обученных по экономической безопасности? Никто их не готовит. И это уже сегодня становится государственной проблемой.

«ЭБ»: А может быть, охранникам просто мало платят?

Н.Р.:У нас в ЧОПе зарплата 15–20 тыс. рублей. Но это в среднем, все зависит от квалификации. Новый закон ввел понятие «частный охранник» и градацию по разрядам. Как предполагается, четвертый разряд будет работать со спецсредствами. Пятый разряд – плюс гражданское оружие в виде газового или травматического пистолета. И, наконец, шестой разряд имеет право на служебное оружие. В зависимости от квалификации разный курс подготовки – от 80 до 120 часов, разная плата за обучение – от 20 тыс. рублей и выше и, соответственно, разная зарплата. До сих пор все охранники получали лицензию. С нового года вводятся квалификационная книжка и личная карточка частного охранника. Первая – как удостоверение, в ней будут записаны разряды, а во второй – послужной список: где работал, чем отличился.

Вообще усложнений для нас много. Все раз в год должны будут сдавать зачет, цена вопроса – 800 рублей. Водитель автобуса, машинист поезда – они без всяких зачетов возят огромное количество людей. А наши люди еще раз в пять лет должны проходить переподготовку в НОУ – негосударственных образовательных учреждениях. Если гендиректор ЧОПа хочет закрепить за собой персональное оружие, то тоже это делать обязан.

«ЭБ»: Извините, что напоминаю: руководители по новому закону еще должны пройти курсы переподготовки…

Н.Р.:Первоначально в проекте закона вообще было требование обязательного юридического образования. Потом поняли, что это глупость, и оставили только переподготовку. Это 40 часов лекционных и 32 часа практических занятий непосредственно на своем предприятии. Проверяются документы, ставятся вопросы, которые необходимо отрабатывать. Стоит переподготовка 25 тыс. рублей. Я прошел этот курс в «Витязе» и не жалею, потому что много для себя почерпнул полезного – в сфере маркетинга охранного предприятия, в налоговом учете.

Е.К.:У нас сейчас две школы, которые утверждены на президиуме координационного совета при МВД. Это «Витязь» и «Баярд». Они еще до вступления нового закона в силу  обучали генеральных директоров, переподготовкой занимались.

«ЭБ»: Но в стране десятки тысяч руководителей ЧОПов, на всех двух школ мало.

Н.Р.:Надо полагать, что школы еще откроют. В противном случае отсутствие свидетельства о прохождении переподготовки станет поводом для приостановки деятельности охранного предприятия.

«ЭБ»: Вы считаете, что с нового года ЧОПов станет меньше?

Е.К.:Думаю, в любом случае встанет вопрос об укрупнении ЧОПов. Сейчас очень много непонятного с механизмом реализации закона. Руководители просто боятся, что не успеют все как следует оформить до конца года. Звучат предложения отложить введение закона на год. Но МВД против, и шансов на отсрочку практически нет.

Н.Р.:Вполне возможно, вся эта волынка тянется с целью зачистки на рынке охранных услуг. Чтобы ушли слабые и немощные, которые не успели, не справились.

Дешевый пост дорого обходится

«ЭБ»: Охрана – это выгодный бизнес? Как вообще на этом рынке сказывается финансовый кризис?

Е.К.:Кризис, конечно, сказывается. За три месяца только по Москве мы потеряли 10 тыс. охранников. С одной стороны, это хорошо: ЧОПы подтягиваются, отбрасывают шелуху. Но плохо, что в целом условия тендеров остаются прежними: выигрывает тот, кто предложит меньшую цену. В результате нарастает демпинг охранных услуг. На нашем рынке тоже есть свои гастарбайтеры. Мы с этим боремся, пытаемся договориться о критериях качества. Для начала хотя бы ввести представителей охранных структур в тендерные комиссии, чтобы они оценивали профессиональную состоятельность участников конкурса. Пока не удается, но мы борьбу продолжаем.

Н.Р.:Сегодня в Москве круглосуточный пост охраны реально стоит 136 тыс. рублей в месяц. Это чтобы платить людям зарплату, платить все налоги и спать спокойно. Если хочешь иметь прибыль хотя бы 10%, то стоимость поста должна быть минимум 150 тыс. рублей. А у нас некоторые ЧОПы соглашаются охранять объект за 40–50 тыс. Спрашивается, как такое может быть?

Е.К.:Вот Рудаков налоги платит, создает рабочие места. А московские власти что делают? Мы после бесланских событий предложили взять под охрану школы и детские сады, но только сделайте ставку за пост не 40, а хотя бы 80 тыс. рублей. Нет, говорят нам, мы лучше наймем 30 тыс. милиционеров. Но один такой пост обходится бюджету как минимум в 120 тыс. рублей, ведь им надо платить за звания, за выслугу лет и т. д. Не говоря уже о том, что в Москве столько милиционеров нет, надо приглашать из провинции и где-то расселять, платить командировочные…

«ЭБ»: Получается, с одной стороны вас теснит демпинг, с другой – государственные охранные структуры. Как может в такой ситуации выжить легальный ЧОП?

Е.К.:Сегодня легальные ЧОПы стараются завоевать клиента, оказывая комплекс услуг: физическая охрана, технические средства, экономическая и электронная безопасность. Или еще путь – сегментирование рынка. Это когда частники занимают место, куда правоохранительные органы не доходят.

Например, одно из новшеств «Баярда» – бытовая охрана. В центре Москвы наряды ППС приезжают на место происшествия в течение 10 минут, и тут мы конкуренции не выдержим. А вот в спальном районе ЧОП может иметь мобильную группу, которая быстро выезжает на место преступления. Хотя тут есть свои вопросы. Прилетели на место, а что дальше? Как задержать хулигана или вора? Прав же никаких нет. Поэтому блокируй, держи преступника в запертой квартире, а сам вызывай милицию…

«ЭБ»: Ну, хулигана даже дружинник может задержать...

Е.К.:Дружинник с повязкой на рукаве может, а охранник с лицензией и служебным оружием – нет. Спрашивается, где логика? При этом милиция привлекает ЧОПы для поддержания порядка на массовых мероприятиях, для патрулирования улиц.

Н.Р.:Вот я читаю новый закон: «В порядке, установленном правительством Российской Федерации, организации, осуществляющей частную охранную деятельность, предоставляется право содействовать правоохранительным органам в обеспечении правопорядка…» Про договор нет ни слова. То есть работай бесплатно и еще заплати за проезд к месту «содействия».

Е.К.:Это для ЧОПов больная тема. Вот с дружинником все понятно: он улицы патрулирует бесплатно, но при этом имеет право проверять документы, получает три дня к отпуску, отгул и бесплатный проезд. Мы предлагаем правительству дать охраннику права дружинника, но всякий раз слышим категорический отказ. Мол, тогда надо давать бесплатный проезд, а вас миллион...

Этот бизнес не продается

«ЭБ»: Для милиции брать под охрану квартиры выгодно. Зачем им отдавать эти деньги частным ЧОПам?

Е.К.:Милиция обязана приватизировать свои охранные структуры. Как и любые другие ФГУПы, не входящие в список стратегических предприятий, поскольку закон для всех один. Мы ждем, когда это случится и что в итоге получится. Если не ошибаюсь, в Москве их должны были ликвидировать еще в 2008 году. Но пока это дело постоянно оттягивают. Я как раз занимался одним таким ФГУПом. Ему выгоднее каждый год получать из бюджета по 300 млн. рублей, чем приватизироваться и зарабатывать деньги собственным потом.

«ЭБ»: Скажите, частные охранные структуры можно продать?

Е.К.:К сожалению, наш бизнес не продается. Безопасность – это дело интимное. С тобой договор на оказание охранных услуг заключает только тот, кто тебе доверяет. Мне предлагали купить ЧОП, охраняющий посольства. Мы оценили ситуацию и пришли к выводу, что риск слишком велик. Да, купить ЧОП можно, но что делать, если завтра американцы или немцы откажутся от услуг Карабанова и договор разорвут? Наш бизнес держится на честном слове. Сегодня купишь за миллион, а через месяц король окажется голый.

«ЭБ»: Что происходит нового на рынке охранных услуг?

Е.К.:Вот сейчас на рынке появились фальшивые банковские гарантии. Приходит клиент и говорит, что вот, мол, мне предлагают за 60 млн. купить гарантию Сбербанка на 2 млрд. Просит проверить, насколько надежна бумага. Я сразу говорю, что не верю в такие вещи. Если банк дал тебе гарантию, то почему не дал кредит? И действительно, начинаем проверку и выясняется, что это фальшивка. Причем оформлена якобы через тверское отделение банка.

«ЭБ»: Такую бумагу не купишь в переходе на Тверской. Может, документ подлинный?

Е.К.:Не исключаю. Во всяком случае, один банк, не хочу его называть, на мои звонки перестал отвечать. Я дошел до приемной председателя правления и объяснил, что вопрос касается имиджа его банка. Подписано письмо одним из руководителей, и я хочу проверить, подписывал он это письмо или нет. В приемной отвечают: «Этими вопросами занимается служба безопасности банка». А там со мной категорически не хотят разговаривать. Ну что ж, я передал информацию в ФСБ, они теперь будут этими вопросами заниматься.

«ЭБ»: А клиенту придется ждать результатов?

Е.К.:Зачем? Мы свою задачу перед ним выполнили. То есть предостерегли от подобного рода сделок. И таким образом уже спасли несколько человек. Если не от разорения, то от больших финансовых потерь.

«ЭБ»: Эксперты считают, что финансовый кризис может поставить крест на целых отраслях. А частная охрана кризис переживет?

Е.К.:Переживет и даже окрепнет. Кризис всех заставляет считать деньги и урезать бюджетные расходы. А частные охранные структуры ничего не просят, они сами зарабатывают и еще создают рабочие места. Я не сомневаюсь, что рынок охранных услуг останется за ЧОПами. То есть теперь уже за ЧОО.

ДОСЬЕ «ЭБ»

Ассоциация международного сотрудничества негосударственных структур безопасностибыла учреждена в 1992 году и стала первой общественной организацией, объединившей частные детективные и охранные структуры после появления закона «О частной детективной и охранной деятельности в РФ». В 1995 году МТПП (Московская торгово-промышленная палата) вошла в число учредителей Ассоциации НСБ.

Ассоциация объединяет более 50 крупных компаний, работающих в различных сферах безопасности на территории России, стран ближнего и дальнего зарубежья. Более чем в 35 регионах России и стран СНГ открыты ее представительства. Специализируется в области разработки и реализации концепций, программ и проектов безопасности регионов, промышленных объектов, коммерческих структур.

В 2006 году Ассоциация НСБ стала членом Американской торговой палаты в России (AmCham) – организации по защите интересов бизнеса, в которую входят крупнейшие российские и зарубежные компании.

Президент Ассоциации НСБ –Евгений Павлович Карабанов, закончил службу в конце 1991 года в должности заместителя начальника Управления КГБ по Москве и Московской области; в 1992–1993 годах – советник мэра и правительства Москвы по безопасности.

Охранное предприятие ООО «ЧОП«ВПК-Безопасность»создано в 1998 году на базе ЧОП «Служба безопасности «Алмаз». Учредитель – ЗАО «Военно-промышленная компания».

Визитной карточкой ЧОП «ВПК-Безопасность» являются охраняемые объекты крупнейшего оборонного концерна «Алмаз-Антей» и предприятий, входящих в состав «Военно-промышленная компания». Это первый в России пример, когда частное охранное предприятие осуществляет охрану объектов промышленного комплекса в полном объеме. Предприятие занимается охраной имущества, жизни и здоровья граждан, обслуживанием средств охранно-пожарной сигнализации. Среди охраняемых объектов – банки, гражданские предприятия и лечебно-оздоровительные комплексы.

Генеральный директор ЧОП «ВПК-Безопасность» –Николай Иванович Рудаков, бывший офицер ГРУ Генштаба ВС РФ.